Главная > Мой день > Один день русского волонтера в тайской глуши

Один день русского волонтера в тайской глуши

Один день русского волонтера в тайской глуши


Привет! Меня зовут Настя. Вот уже восьмой месяц мы с моим мужем Пашей путешествуем по Азии, оставив дом и уволившись с работы. Как докатились до жизни такой, я описывала в первом своем дне (а в сообществе их уже три: в Малайзии, в Таиланде и в Камбодже). Так что на этот раз обойдусь без оправданий своего тунеядства. Хотя в комментах не пришли к единому мнению, и я до сих пор не уверена, тунеядцы мы или наоборот, батраки. Возможно, новый день сможет пролить свет на эту неоднозначную ситуацию. Дело снова происходит в Таиланде, куда мы вернулись после трех месяцев, проведенных во Вьетнаме. Только на этот раз мы находимся не на севере, а на юге в провинции Сураттани. Тайка по имени Аой пустила нас пожить в домик на каучуковой плантации, принадлежащей ее семье. Мы, как и все порядочные волонтеры (здесь и далее благородное слово «волонтерство» не употребляется в значении «самоотверженная благотворительность»), стараемся по мере своих сил помогать всем, чем можем. Я расскажу о дне 24-го февраля 2020 года и о том, как мы пытались рыбачить, помогали готовить соус пад тай и варили компот из тамаринда, а также безуспешно, но ласково боролись с большими пауками. Под катом фоточки. На некоторых из них присутствуют пауки, так что арахнофобам читать не рекомендуется.


Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 2


1. Просыпаюсь от того, что в цеху, который прилегает к нашему домику, начинает работать одна из машин. На часах 5:20 утра. Как здорово! Обычно мы встаем около 9, но вчера на вечерней рыбалке Паша поймал сомика, и сегодня решили поставить будильник на 5:30, чтобы застать утренний клев. Так что тот факт, что отцу Аой вздумалось спозаранку начать добывать кокосовое молоко, нисколько не омрачил утреннее пробуждение. Через десять минут звонит будильник. Пора вставать! На фото наша убогая обстановка: матрас, на котором мы спим, полочка с вещами и унылые стены, которые предыдущие волонтеры выкрасили в жизнерадостные цвета. Это было удачное решение, так как будь комната такой, какой она была изначально, то есть серой, просыпаться в ней было бы невесело. А так нормально!

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 3


2. Паша первым выходит на улицу и начинает совершать утренний моцион. Когда мы отбирали фотографии для этого дня, он все сокрушался, какая у него большая голова, и даже самокритично величал себя большеголовом. Это правда, что в магазине на него не налезает ни одна шляпа, но я утешаю мужа, что в большой голове — большой ум. Фотографирую его из окна. Рядом с раковиной стоит ведро перца, которое еще с вечера заготовила какая-то незнакомая тайка. Она пришла с ребенком, который попинал мячик во дворе, пока мать замачивала перцы.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 4


3. Протерев очки, Паша забирает у меня фотоаппарат. На столике справа мы храним продукты, которые привозит нам Аой и ее семья. Это разнообразные овощи и яйца, а также соевое молоко и сахар. Если овощи можно держать в ящике, то сахар необходимо как следует завязать, иначе его весь съедят муравьи. А на столе слева мы готовим еду с помощью рисоварки и электрического вока. Что касается меня, то на мне защитная курточка от насекомых, пропитанная репеллентом. Я ношу ее в основном по вечерам, но и сейчас, когда еще не рассвело, имеет смысл оградить тело от комаров. Закончив с фото, выхожу на улицу, чтобы тоже почистить зубы и умыться. Правда, сначала тщательно осматриваю свои тапочки, простоявшие всю ночь на пороге. Днем ранее в них сидел маленький скорпион, а на той неделе забрался большой паук, но сегодня все чисто. Можно надевать!

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 5


4. Тем временем в цеху продолжает громыхать отец Аой. Сейчас он выколупывает мякоть из кокосов, которые вчера собственноручно вскрывал клещами. Считается, что в провинции Сураттани лучшие кокосы во всем Таиланде. Мать Аой сегодня снова собирается готовить соус для лапши пад тай по старинному семейному рецепту. Примерно раз в неделю она занимается этим нелегким делом, продавая результат своих трудов в некоторые городские рестораны. Часть соуса запаивается в плотные пакеты и продается отдельно, но объемы невелики, так что это скорее хобби матушки, а не весомый источник дохода. Кокосовое молоко — один из ингредиентов. Отец Аой видит нас с пакетом и жестами показывает: «На рыбалку, что ли, собрались? Ну, добро!», а потом продолжает дробить кокосовую мякоть.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 6


5. Идти недалеко. Пруд находится тут же на участке, за садом, в котором растут фрукты: манго, саподилла и даже дурианы. Правда, растут они летом, в сезон, а сейчас деревья стоят пустые. Только саподилла один раз подарила нам паданец, но в целом приходится довольствоваться покупными бананами. В темноте сад выглядит зловеще. Мы стараемся громко топать, чтобы заранее сообщить всем змеям и паукам о своем прибытии. Еще не хватало наступить на змею!

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 7


6. Наши удилища это просто палки с куском бечевки и здоровенным крючком. Но вчера Паша каким-то образом умудрился выудить сомика размером с ладонь, и мы не теряем надежды. В качестве наживки есть классические черви, популярный в Таиланде хлебный мякиш, а также мотыльки, жуки и даже странная личинка, найденная мной под корягой. И не забываем о парализованных пауках, добытых из глиняного домика, построенного осой!Но все усилия тщетны: ни одной серьезной поклевки, только мальки постоянно пытались сдернуть наживку с крючка. Истратив почти всех червей, возвращаемся несолоно хлебавши. На часах что-то около 7.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 8


7. Неплохо бы и позавтракать. Отец Аой продолжает шумно работать. С кокосами он уже закончил и теперь собирается измельчать все прочие ингредиенты в большой промышленной давилке. Фотографируем ведро с перцами, пока те не превратились в кашу. Выглядят они грозно, но на вкус совершенно не острые. Если бы в соус добавили столько чили, есть его было бы невозможно даже тайцам.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 9


8. Вчерашняя тайка принесла еще мешок лука, который весь пойдет в дело. Он был уже очищенный и очень красивый. В прошлый раз, когда делали соус, отец Аой посадил Пашу давить лук, и тот весь обрыдался. Эти маленькие луковички имеют очень интенсивный аромат и вкус. Паша одновременно бегает в цех фотографировать лук и делает наш утренний напиток из горячей воды, кофе и соевого молока, а я варю яйца всмятку в электрическом воке, каждому по три штуки. Мы едим их очень жидкими, разбивая в чашечку и присаливая, как принято у китайцев в Малайзии. Правда, они еще перчат и добавляют соевый соус, но у нас нет ни того, ни другого.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 10


9. Пожалуй, стоит пояснить, почему отцу Аой вздумалось начать молотить кокосы в такую рань. Дело в том, что мы находимся на каучуковой плантации, которая приносит семье основной доход. Чтобы собрать латекс, необходимо надрезать все деревья еще до рассвета, поэтому работают ночью. Днем становится жарко, и сок быстро густеет и застывает. Видимо, отец Аой закончил свои дела с каучуком и решил, не откладывая в долгий ящик, сразу перейти к изготовлению соуса. Мы проверили ближайшие к дому деревья — из свежих надрезов сочился латекс. Отцу помогают дядя, тетя и брат Аой, и вчетвером вполне справляются с задачей. Когда сок перестанет течь, дерево снова надрежут, а когда скорлупка наполнится, ее опустошат, и все начнется по-новой.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 11


10. Тем временем отец Аой уже превратил в кашицу ведро замоченного перца вместе с солью и теперь измельчает чеснок с луком и чили. Сушеного острого перца на сорокалитровый вок он берет всего сто грамм. Зато лука — целый мешок! Едкий запах наполняет цех, и мы спешим наружу, чтобы пройтись по территории. Отцу Аой помощь не нужна, он любит все делать сам. Мы же обычно делаем то, на что у него попросту не хватает времени и сил.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 12


11. Найдя в куче мусора драную соломенную шляпу, мы пару дней назад водрузили ее на висящий невысоко от земли гнилой джекфрут. Выглядит задорно!

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 13


12. Неподалеку стоит старый грузовик, теперь заброшенный и никому не нужный. Отец Аой гоняет на мотоцикле, а мама ездит на пикапе Toyota Hilux. Но Паша обожает древние развалины и радостно фотографируется на фоне грузовичка. Возможно, как и наше жилище, его когда-то выкрасили волонтеры в жизнерадостный голубой цвет.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 14


13. Давайте прогуляемся дальше. Хотела сказать «за забор», да здесь их попросту нет. Один лес переходит в другой, и так до самого шоссе. Дорогу размыло дождями еще месяц назад, и Аой на своей малолитражке периодически скребет днищем по камням. Двадцать лет назад здесь не было электричества, и маленькая Аой выходила в школу затемно, чтобы успеть пройти до нее десять километров к первому уроку. Теперь все по-другому, и грунтовая дорога постепенно заменяется бетонной. Да и с электричеством полный порядок! За две недели, что мы тут, его отключали только раз, и то ненадолго, к тому же днем.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 15


14. Повсюду нас окружает каучуковый лес. К каждому дереву прикреплен горшочек или кокосовая скорлупка, а то и большой полиэтиленовый пакет для сбора латекса. Некоторые плантации, как на фото, выглядят ухоженно. А та, что примыкает к нашему дому и принадлежит семье Аой, вся заросла подлеском и к прогулкам не располагает: резиновых сапог у нас нет, а змей там, должно быть, уйма.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 16


15. Уже около 8 утра, и мы возвращаемся в дом. Пока Паша подметает в комнатах, я делаю то же самое снаружи. С деревьев постоянно осыпаются листья, под которыми любят прятаться большие волосатые пауки. Чтобы минимизировать встречи с ними, мы подметаем каждый день, иногда и по два раза. Конечно, и посуда, оставшаяся после завтрака, сама себя не вымоет. Воду мы экономим и стараемся расходовать по-минимуму, закрывая кран, когда чистим зубы или намыливаем руки. Наполнить бак стоит денег, и мы не хотим вводить семью Аой в лишние расходы.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 17


16. Отец Аой заканчивает все свои дела в цеху. В одном большом тазу у него перцовая паста с солью, в другом — луковая с чесноком и чили, а еще в огромной кастрюле плещется свежевыжатое кокосовое молоко. Он разрешает нам налить кружечку и попробовать. Вкусно! Тут матушка Аой или, как она сама себя назвала, мам Ой приезжает и привозит все остальное, что необходимо для готовки, и мы приступаем. Я помогаю очистить мякоть тамаринда от семян. Это очень кислый фрукт, популярный в Азии. В холодильнике меня ждет моя собственная пачка тамаринда, купленная на плавучем рынке — буду варить компот. А пока давлю мякоть пальцами, отжимаю семена и пропускаю полученную жижу сквозь дуршлаг. При съемке сверху мой квадратный подбородок выглядит совсем даже не квадратным, и это неплохой бонус.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 18


17. Мам Ой разжигает большой сорокалитровый вок, выливает туда пару литров соевого масла, а потом обжаривает луковую пасту вместе с перцовой. Через какое-то время отец Аой притаскивает кастрюлю с кокосовым молоком, и ее содержимое отправляется туда же. Белое, как снег, молоко льется широкой струей и пенится.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 19


18. Пора засыпать сахар. В дело идут пакеты тростникового сахара и твердые «болванки» пальмового. Паша мешает в воке, пока все не растворится как следует. А я сижу и давлю тамаринд между пальцами, чтобы как следует очистить семена. Мам Ой дает нам по кусочку пальмового сахара попробовать и щебечет по-тайски. Она очень добрая и милая женщина. Правда, потом в шутку предлагает отведать и крупной соли, но мы воздерживаемся. Мой ортопед говорил: «Если бы люди не ели соль, у меня бы не было клиентов!».

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 20


19. Отец Аой, освободившись, ходит по своим делам. Вчера он оставил у нас под окном с утра два ананаса, которые очевидно срезал в лесу. Тайцы часто дополнительно используют каучуковые плантации для выращивания неприхотливых фруктов, таких как бананы и ананасы. Мы по неопытности решили, что они еще не созрели как следует и оставили лежать. Отец Аой, наверное, подумал, что глупые фаранги просто не умеют сами разделывать ананасы, и сделал это для нас. Плод оказался очень сладким, сочным и спелым. Мы съедаем его весь, угостив предварительно родителей Аой.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 21


20. Аой просила нас сфотографировать весь процесс приготовления соуса от начала и до конца, чтобы использовать у себя в соцсетях, а может для каких других целей. Мы, в свою очередь, попросили передать родителям, чтобы они для фотосессии оделись прилично, желательно в светлую одежду. И если мам Ой немного принарядилась, то отец просьбу полностью проигнорировал и щеголял в своей обычной рабочей рубашке и трениках, которые все извозил, пока ковырялся с кокосами. Но из песни слов не выкинешь — фотографируем, как есть. Главное, что все довольны!

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 22


21. После дегустации, добавления тамаринда и соли соус готов. Матушка наливает полную тарелку и идет на кухню, чтобы приготовить для нас лапшу. И ей не объяснишь, что мы еще не голодны, так как каждый час назад умял по три яйца с хлебом. Ни отец, ни мать Аой по-английски не говорят, ну я по-тайски знаю только «здравствуйте» и «спасибо», и это даже меньше, чем мой китайский словарный запас, где к двум этим словам добавляется еще «где туалет?».

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 23


22. Но фирменная матушкина лапша с яйцом и зеленым луком такая вкусная, что устоять невозможно. Даже не знаю, как нам теперь есть пад тай в других местах — соус мам Ой задал очень высокий стандарт для этого блюда. Думаю, когда мы вернемся в Москву, буду сама готовить такой соус, если удастся раздобыть кислый тамаринд. Кстати, он, когда спелый, становится очень сладким, и его едят отдельно, как финики.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 24


23. На часах около 10 утра. Не дав соусу как следует остыть, мам Ой разливает его по пакетам и загружает в свой пикап. Видно, торопится отвезти клиентам. Литр такого соуса стоит около трехсот рублей на наши деньги. Мы долго машем ей рукой на прощание, а потом идем в дом.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 25


24. Паша сливает в ноутбук отснятые фотографии и садится их обрабатывать, а я принимаюсь за варку тамариндового компота, пока еще не очень жарко. С резкостью у нас местами проблемы, и виной тому не только кривые руки и плохое освещение, но и новая камера, купленная взамен старой, у которой намертво заклинило объектив во Вьетнаме.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 26


25. Мякоть тамаринда на вкус кислая и слегка напоминает кока-колу. Считается, что фрукт этот очень полезен. Если честно, я теперь с трудом себе представляю, как жить без тамаринда, настолько он пришелся по душе. Наконец все готово. Выбрасываю семена в мусорное ведро, заливаю мякоть с водой в рисоварку и включаю ее. Рисоварка напоминает известную россиянам мультиварку, только в ней всего два режима — один из них подразумевает сильное кипение, а второй слабое. Когда на первом режиме из риса выкипает вся вода, включается второй. Вот и вся наука.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 27


26. Добавив сахара, я помешиваю компот и минут через десять выключаю рисоварку. Несу Паше кружечку попробовать, пока тот возится с фотографиями. А потом еще одну. И еще. Компот получился что надо! Всего вышло около двух литров концентрированной жидкости, которую я разбавляла водой уже в кружке примерно 1 к 7. Все из-за того, что тамаринда был почти целый килограмм. Столько мам Ой добавляет на сорокалитровый вок, а тут маленькая рисоварка.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 28


27. Скоро полдень — самое ленивое и расслабленное время. На улице слишком жарко, чтобы работать, и мы сидим в помещении, включив вентилятор. Тем временем в соседней комнате на стене устраивается паук-охотник размером с сигаретную пачку. Несмотря на грозный вид, создание это для человека не опасно, если, конечно, его не злить. Но мы предпочитаем выдворять пауков из дома, чтобы случайно не наступить или не потревожить. Могут и цапнуть! Да и мало ли, залезет такой ночью на лицо, и будет сидеть. Я пауков-то не боюсь, не то что сколопендр, но и не сказать, что очень люблю.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 29


28. В надежде, что непрошеный гость сам уйдет, я сажусь вязать, причем не на диван, а на пол, на циновку. Меньше чем через неделю мы поедем на ретрит в монастырь при буддийском храме, где десять дней будем учиться медитации. У нас слово «ретрит» стало модным относительно недавно, но там, куда мы отправимся, этим занимаются уже двадцать лет. Мы едем целенаправленно, чтобы учиться медитации у опытных людей. Одной из самых распространенных проблем у новичков является боль от постоянного сидения на полу, так что я заранее тренируюсь сидеть, и в этой позе получается лучше всего, хотя для большинства людей она неудобна. Один кореец даже спросил меня как-то: «Ты что, провинилась?». У них, оказывается, детей в наказание ставят не в угол, а на колени. Считается, что это очень неприятно. Если вам кажется, что я пишу ерунду, попробуйте посидеть на полу в таком положении, и через пять минут измените свое мнение.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 30


29. Пока я сидела и вязала, прошло около двух часов. Паук все сидел на стене и уходить не собирался. Пришлось принимать активные меры: ловить его с помощью большой банки, выносить на улицу и выпускать на волю подальше от дома. Паук-охотник убегает в кусты, а мы возвращаемся в дом доедать оставшуюся лапшу.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 31


30. На часах уже 15:00, так что пора идти работать. В домике мы живем одни, и тайцы лишь иногда приезжают по своим делам, так что планировать свой день приходится самостоятельно. Сегодня мы помогали мам Ой готовить соус, так что работаем меньше обычного. Для начала нужно отнести пустые кокосовые скорлупки, оставшиеся от процесса, под фруктовые деревья. Их немного, так что справляемся быстро.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 32


31. Потом берем метлу, грабли и подметаем листья в саду, параллельно выпалывая сорняки. Аой попросила нас расчистить территорию за домом, а потом и вокруг фруктовых деревьев. У отца на это времени нет, и поэтому-то она и зовет к себе волонтеров. Нам нравится эта тайская семья, и мы с радостью беремся за дело. Правда, через минуту я обопрусь на столик на фото, его гипсовое основание сломается, и тяжелая круглая крышка накроет меня сверху. К счастью, обошлось без травм, частично потому, что когда-то в школе на физкультуре учитель показывал нам, как группироваться при падении. Ловлю крышку на лопатки и всего лишь небольно стукаюсь коленкой. Будет синяк.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 33


32. Написав Аой сообщение, что мы случайно сломали стол, ставим крышку обратно, хоть и держится она на соплях. В ответ приходит: «Все окей! Не переживайте!». Был бы цемент, мы бы все починили, но в сарае ничего подходящего нет. Продолжаем сгребать листья. В саду полно всякой живности. Ящерица ловит стрекозу и выглядит очень довольной.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 34


33. Ударно расчистив большой участок сада, мы решаем закончить на сегодня работу и перейти к более приятным занятиям, таким как рыбалка. Но сперва фотографируемся с кислыми лицами на фоне дома, подражая «Американской готике». Немного сельского юмора не повредит!

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 35


34. Для рыбалки нужно накопать червей, но дождя не было давным-давно, и это не так-то просто. Нахожу возле дома участок влажной земли, куда отец Аой вылил ведро воды, оставшейся после замачивания перца, и начинаю копать. Лопата в хозяйстве имеется, да уж больно тупая, так что приходится использовать то, что поострее. Червей мало, но они есть, и дело потихоньку продвигается. Паша тем временем достает из морозилки курицу и вчерашнего сомика.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 36


35. Половина шестого. Сидим на берегу с удочками. Рыба не клюет, хоть ты тресни. Рыбачим мы только последние два дня, а до этого считали, что в пруду водятся одни мальки. Но раз попался сомик, то может быть и второй, и третий. Когда у тебя палка вместо удочки и бечевка вместо лески, глупо рассчитывать на большой улов. Нужно будет купить леску и новые крючки, когда будем в городе.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 37


36. У пруда хорошо. Комары еще не кусают, а солнце уже перестало жарить. Рыбачили почти до заката, но поймать ничего так и не удалось. Надо уже идти мыться, пока окончательно не стемнело, иначе комары замучают. На ужин планируем запечь картошку и морковь в золе, а также поджарить курицу и вчерашний Пашин улов на углях. Для этого нужно развести костер. Паша идет собирать дрова, а я тем временем моюсь холодной водой из большого ведра. После жаркого дня это очень приятно!

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 38


37. Когда я выхожу, помытая и переодетая, Паша все еще мучается с костром. Пару дней назад была моя очередь, и я мучалась точно так же, пытаясь использовать кокосовые скорлупки в качестве растопки. Но кора с ближайшей коряги горит гораздо лучше! С куском коры все становится гораздо проще, и скоро огонь разгорается.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 39


38. Я начинаю подкладывать небольшие ветки, а потом и доски, и пламя возносится высоко-высоко! Картошка у нас крупная, так что дров нужно много. Да и у отца Аой явно не хватает времени, чтобы сжечь всякие ненужные ветки и старые доски. Скоро становится так жарко, что я передаю обязанности кострового Паше, который еще не мылся, и потому не страшно, если вспотеет или запачкается.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 40


39. Пока прогорели дрова, пока то, пока се, уже стемнело. В половину восьмого Паша загружает в угли картошку и кладет сверху морковь. Курицу и рыбу, неловко надетые на веточки, мы водружаем сверху. Вроде бы процесс пошел.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 41


40. Сомик испекся! Паша явно рад, так как мы тут уже две недели питаемся в основном курицей и овощами, а также лапшой и рисом. Хоть и небольшая, рыбка вносит приятное разнообразие в наш рацион. Тем более что выловлена она собственными руками. Снова напоминаю себе купить говядины, когда будем в городе.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 42


41. За рыбой поспевает и курица, а потом и картошка с морковкой. Закончив трапезу, мы моем посуду и убираем со стола. Теперь и Паша может наконец-то помыться. После этого усаживаемся на веранде. Паша играет на гитаре, которую купил еще три месяца назад в Хошимине. Она проехала с нами на автобусах весь Вьетнам с юга на север. Но к сожалению, то ли при перелете с Фукуока в Ханой, то ли из Ханоя в Бангкок, а может из Бангкока в Сураттани, гриф ее треснул, и инструмент к игре практически непригоден. Мы решили оставить ее здесь, на ферме.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 43


42. После захода солнца мы стараемся свет в доме не включать, чтобы не привлекать насекомых. Напшикав в комнате отравой для комаров, я сижу с телефоном впотьмах, пытаясь запостить что-нибудь в инстаграм. Через полчаса останется только вымести трупики и проветрить помещение с помощью вентилятора. Таким образом, в комнате не будет комаров и прочих насекомых, а значит и гекконов, которые могут нагадить прямо с потолка, а еще пауков и прочих хищников.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 44


43. Ого! Уже почти десять вечера! Мы в это время обычно ложимся спать, и сегодня не изменяем своей привычке. Прошу Пашу сфотографировать меня на фоне стены, чтобы таким образом завершить день.

Один день русского волонтера в тайской глуши, фото 45


44. Но не тут-то было. Заглянув, как обычно, за матрас, обнаруживаю очередного паука, который решил составить нам компанию. Это наш старый шестиногий знакомый, неизвестно где утративший две конечности. До этого мы не раз встречались в туалете, так как товарищ паук пристрастился сидеть в большом пластмассовом ведре с водой для смыва унитаза. После того, как я раза два выдворила его на улицу, он долго не появлялся, но теперь решил поселиться у меня в изголовье. Ну уж нет! Отодвинув матрас, аккуратно ловим его стаканом и выносим на улицу. Теперь можно и спать. На часах 22:20.
Спасибо всем, кто дочитал до конца. В ближайшие три месяца мы запланировали еще много разного волонтерства, и даже собираемся вернуться к нашей любимой китаянке Зинаиде из первого поста про Малайзию. А после поедем в Корею, и за два месяца успеем посетить четыре разные фермы. Так что будет, о чем рассказать еще!

data-yashareType="button" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj,gplus">

Технологии Домашнего Бизнеса

Бизнес курс:

«Технологии Домашнего Бизнеса»

Мечтаете о собственном домашнем бизнесе и ищете хорошую бизнес-идею? Тогда знакомьтесь с новым Курсом внимательно – возможно, вы уже нашли ее. Если вы давно ищите свой бизнес, перечитали горы книг, посетили сотни сайтов, но не нашли свою золотую жилу в бизнесе, не знаете как начать свое дело то Вы сегодня попали по нужному адресу. В курсе описано четко и без лишней «воды» все возможные варианты малого бизнеса. А как известно БОЛЬШОЙ бизнес начинается с МАЛОГО. Приобретая этот Курс, Вы получите в свое распоряжение 400 (!!!) уникальных технологий, изобретений и идей. 7 разделов общим объемом 4,5 ГБ, которые помогут Вам войти в мир бизнеса! Как открыть свое дело интересует? Тогда вам сюда:


Мой день , , , ,


  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.